Следопытство на лыжне

Следы домашних животных
Особенности следопытства в тундре и лесотундре
Особенности следопытства в прибрежной зоне морей

Зимой потерявших ориентировку путешественников может вывести к жилью случайная лыжня. Но для этого надо уметь по ее внешнему виду определять направление движения лыжника.

Достаточно немного подумать или осмотреть собственные следы, чтобы понять, что отпечаток плоскости кольца лыжной палки бывает наклонен в сторону движения лыжника. Соответственно комки снега, прихваченные кольцом лыжной палки и выброшенные наружу, направлены в сторону, куда ушел лыжник. Бороздка, вычерченная в снегу острым концом палки, длиннее в сторону движения, так как при подъеме палки она некоторое время проволакивается по следу (рис. 56).

В самой лыжне иногда остаются отпечатки задника лыжи, имеющие вид буквы «П», открытой в сторону движения лыжника. Отпечаток образуется, когда лыжник при начале нового шага опирается на лыжу и сдвинутый задник слегка врезается в снег (рис. 57).

Рис. 56.

Рис. 57.

Рис. 58.

Подсказать, куда шел лыжник, могут отпечатки лыж при торможении и подъеме в гору. При торможении «плугом» или «упором» валики сдвинутого снега собираются в низу спуска, а на самом склоне видны характерные «соскребы» снежного покрова (рис. 58).

При подъеме «елочкой» или «полуелочкой» сдвинутые задники лыж указывают обратное движению направление (рис. 59).

Рис. 59.

Рис. 60.

Отпечатки лыж при подъеме «лесенкой» могут показать направление движения лыжника только на пологих склонах. Понятно, что, если на некрутом склоне видна «лесенка», человек здесь поднимался. Сверху он просто скатился бы на лыжах. На опасных для спуска крутых склонах «лесенка» может использоваться для движения в две стороны, т. е. и для подъема, и для спуска (рис. 60).

Правда, узнать направление, в котором ушел лыжник, еще не значит определить направление на населенный пункт. Для ответа на этот основной вопрос следопыт должен узнать, кто это был — охотник, турист, спортсмен, отдыхающий, — и установить «возраст» следа.

Как примерно должна выстраиваться цепочка логических заключений?

Вначале надо попытаться понять характер лыжни. К примеру, если лыжня проложена довольно прямо, почти не петляет, а если петляет, то плавно, кусты и деревья на ней не встречаются, ветки близких деревьев не задевают идущего человека, то с большой долей уверенности можно предположить, что лыжня располагается поверх хорошо натоптанной летней тропы. Если разгрести снег, то почти наверняка можно обнаружить твердую, утрамбованную, лишенную травянистого покрова землю.

С другой стороны, если лыжня сильно петляет, огибает небольшие одинокие кусты, иногда возвращается, заводит под деревья, если по ногам, груди, лицу хлещут ветки — значит, лыжня случайная.

Если лыжня выдерживает вес стоящего на ней человека, значит, можно предположить, что здесь прошло много людей и в разное время. Они утоптали снег слой за слоем, пока не образовалась своеобразная снежная гать. На случайную, один-два раза использованную лыжню так не встанешь — провалишься.

Затем надо, встав на колени, внимательно осмотреть и даже ощупать лыжню. Узкая она или широкая? Отчетлив рисунок или нет?

Предположим, лыжня широкая — с ладонь и даже больше. Подобный след оставляют широкие лыжи вроде «Тайги» или «Вологды». На них обычно ходят охотники и туристы. Но кто конкретно?

Дно лыжни достаточно рыхлое, тонкое — значит, человек шел один и налегке. Отпечатков лыжных палок не видно, ямки из-под них тоже не просматриваются. Туристы без палок в путь не отправляются, потому что с тяжелым рюкзаком без дополнительной опоры трудно удерживать равновесие, сложно забраться в гору.

Охотники, напротив, предпочитают путешествовать без палок, так как в руках держат изготовленное к стрельбе ружье. Замеченную птицу или дичь они бьют навскидку, снимать палки у них времени нет.

Для туристской лыжни характерны глубоко вдавленный, утрамбованный снег, короткий шаг лыжников, следы частых остановок и привалов, вмятины от снятых рюкзаков на снежном покрове. По рисунку отпечатков колец лыжных палок, по их количеству турист может определить свою группу, от которой он, например, отстал.

Узкая лыжня, использование лыжниками скоростной — «коньковой» или «двухшажной» — техники, иногда рифленая насечка, которая наносится на скользящую поверхность некоторых видов пластиковых лыж, широкий, размашистый шаг, величину которого можно определить по расстоянию между отпечатками палок, применение односторонних, типа «гусиная лапка», колец на лыжных палках — характерны для спортсменов-лыжников или отдыхающих. Правда, у спортсменов шаг гораздо шире, увереннее, лыжня прямее и уже, остановок меньше. Отдыхающие чаще сходят с лыжни, останавливаются, «заступают» носком лыжи на обочины, дольше проволакивают по поверхности снега палки и шире расставляют их в стороны.

Чтобы не принять за широкий шаг отпечатки двух разных палок, надо внимательно осмотреть отпечатки кольца. Формы их бывают различны — с тремя, четырьмя сегментными отверстиями, с проволочным или пластиковым каркасом и т. п.

Если лыжня проложена спортсменами-бегунами или отдыхающими, значит, от населенного пункта она далеко не уходит. И, значит, тропа эта известная и часто используемая. По плохо утоптанной, по случайной лыжне на беговых лыжах не ходят. Спортсмены и отдыхающие выбирают лишь «магистральные» тропы и дороги с гарантированно твердой поверхностью.

По такой лыжне куда ни пойдешь,— обязательно выйдешь к людям. В лучшем случае — сразу, буквально через несколько километров. В худшем — придется дойти до точки поворота. И, наконец, если лыжня имеет кольцеобразную форму — вернуться к поселку по большому кругу. В любом случае промахнуться невозможно, так как оба конца лыжни упираются в один и тот же населенный пункт или соединяют два близкорасположенных поселка.

Если потерпевшие обнаружили свежие (двух-трех часовой давности) следы беговых лыж в утренние и первые дневные часы, то имеет смысл пойти в противоположную направлению движения лыжника сторону, так как почти наверняка бегун недавно вышел из поселка. Если на ту же лыжню они наткнулись к вечеру, то лучше пойти вслед ушедшему лыжнику, так как скорее всего он возвращался домой. «Возраст» следа можно определить по уже описанной технологии.

Несколько сложнее ориентироваться по лыжне, оставленной охотником. В отличие от спортсменов-бегунов он бездорожья и снежной целины не боится и даже, наоборот, старается забраться в глухие места, где дичи больше. Безусловно, и охотник рано или поздно выйдет к жилью, но, в отличие от спортсменов, он может бродить по лесу и сутки, и двое, ночуя возле костров или в небольших заимках.

В подобном случае, чтобы выбрать правильное направление движения, надо пройти по лыжне в любую сторону некоторое расстояние. При этом следует помнить, что наиболее ровную лыжню охотник прокладывает в начале пути, когда идет от поселка. Там дичи обычно нет и лазать по бурелому, кустам бессмысленно. Лишь по мере удаления от жилья охотник начинает двигаться более вольно — петлять, углубляться в густолесье. Точно такая же картина наблюдается при приближении к населенному пункту: чем он ближе, тем лыжня становится ровнее. Поэтому как только человек, следующий по следам охотника, заметит, что лыжня начинает кружиться на одном месте, разделяться, петлять, заводить в труднодоступную местность и т. п., ему лучше вернуться назад.

Так же, как спортсмены или отдыхающие, охотники стремятся выйти из города пораньше утром, а вернуться домой засветло. Соответственно по свежим, двух-трех часовой давности следам идти надо утром против движения охотника, а вечером вслед за ним. Но правило это справедливо только для случаев, когда охотник шел по тропе, дороге или когда лыжня проложена прямо, так сказать, целеустремленно. По одиночной петляющей лыжне двигаться лучше в сторону, куда ушел охотник, чтобы добраться до места его ночного привала, охотничьей избы или поселка.

Определить направление движения охотника можно, пройдя по лыжне несколько сотен метров в любую сторону. В связи с тем, что охотничьи лыжи в 2—3 раза шире беговых и примерно во столько же раз менее «послушны», на поворотах они нередко въезжают носком на обочину лыжни, оставляя на снегу специфический отпечаток, в виде утоптанной полукруглой зазубрины. Отпечаток открыт в сторону, противоположную направлению движения лыжника (рис. 61).

В сомнительных случаях следует продолжать движение по тропе до тех пор, пока не отыщется на обочине полный отпечаток носка съехавшей с лыжни лыжи.

На подъемах при соскальзывании лыжи назад ее задник, углубившись в бортик лыжни, может образовать специфический П-образный след.

Проще всего определить направление движения охотника на склонах.

Рис. 61.

Рис. 62.

При спуске неизбежны наезды носка лыжи на сугробы и образование валиков снега при торможении «плугом» или «упором», направленные в сторону движения.

На крутом склоне направление движения указывают следы подъема «елочкой» или «полуелочкой». На пологом, когда лыжа соскальзывает вниз, ее задник, сгребая снег, образует характерный микросугроб в форме ступеньки. А если упирается в бортик лыжни — выдавливает в ней своеобразную щель-углубление (рис. 62).

Если потерпевшие вышли на лыжню недавно прошедшей группы туристов, то можно попытаться их догнать. Скорость перегруженных рюкзаками туристов обычно невелика: они часто останавливаются, загодя разбивают лагерь. Кроме того, у идущих налегке потерпевших более высокая (если они имеют лыжи) скорость, так как туристы тропят лыжню в глубоком снегу, а они бегут по хорошо утоптанной тропе. Иногда целесообразно продолжать движение в ночной период, потому что есть реальная возможность добраться до остановившейся на ночной отдых группы.

Во всех случаях потерпевшим бедствие предпочтительней держаться хорошо наезженной тропы или лыжни, так как одиночный след довольно быстро заметается снегом и исчезает. А вот плотную глубокую лыжню возможно обнаружить даже после сильного снегопада по характерной ложбинке-углублению, образовавшейся на поверхности снега и особенно хорошо различимой при боковом освещении. Подобную «магистральную» лыжню можно отыскать в прямом смысле на ощупь. Снег на лыжне утрамбован, выдерживает вес человека, в то время как рядом — рыхлый. По такой тропе-лыжне можно двигаться в любую непогоду, ощупывая дорогу ногами или палкой.

Во всех сомнительных случаях и при начинающейся непогоде по слабо выражен ной лыжне следует двигаться вслед прошедшему здесь человеку, пытаясь догнать его. После выбора направления движения по обнаруженной тропе или дороге нельзя успокаиваться. Искусство следопыта в том и состоит, что он считывает информацию с окружающей местности беспрерывно, автоматически. И каждый новый шаг должен либо подтверждать, либо опровергать сделанные ранее выводы.

При движении по обнаруженному слабо выраженному следу надо стараться идти рядом с ним, чтобы случайно его не затоптать. При потере следов, лыжни или метки необходимо сразу же остановиться и в месте потери следа установить хорошо заметный знак — вбить в землю колышек, повесить на ближайшее дерево кусок пестрой ткани. От знака, постепенно расширяя площадь, надо провести тщательный поиск. Лучше всего идти по постепенно расширяющейся спирали. Если пропавший след не обнаруживается, надо по собственным следам вернуться к предыдущей метке или следу и попытаться провести поиск от него. Ночью поиск следует прекратить и организовать бивак как можно ближе к месту потери следа.

Во время движения надо как можно чаще оглядываться назад, осматривать, запоминать местность, уникальные ориентиры — скалы, кривые деревья, нагромождения камней, большие лужи и т. п. В сырую погоду полезно периодически наступать на грязную почву, оставляя на ней отпечатки подошв обуви. Все это, при необходимости, облегчит возвращение назад, а также поможет в поиске спасательным командам. Необходимо помнить, что любая местность при взгляде назад может иметь совершенно неузнаваемый вид. Тропа «туда» и тропа «обратно» — это визуально разные тропы!

Особенно опасно расслабляться на лыжне или зимней тропе. Ровно стелясь под ноги, она убаюкивает внимание человека. Он перестает смотреть по сторонам. Случись метель или сильный снегопад — и человек полностью теряет ориентировку, не узнает лес, по которому шел всего лишь час назад. Важнейшее правило зимней техники безопасности гласит: не доверяйся только лыжне, заведомо будь готов к тому, что ее занесет снегом.

Следы домашних животных

Вывести потерпевших к населенному пункту могут следы домашних животных — лошадей, коров, собак, овец и т. п. Но не имея достаточного опыта, можно перепутать следы домашних животных с похожими на них следами их диких сородичей. Например, отпечатки волчьих и лисьих лап можно принять за след собаки. Следы некоторых крупных копытных — за лошадиные.

Чтобы этого не случилось, надо знать, что у волка след стройнее, более вытянут, когти и подушечки пальцев выражены резче. Отпечатки двух средних пальцев волчьей лапы как бы выдвинуты вперед, между ними и крайними пальцами, поперек следа, можно положить соломинку или спичку, в то время как отпечатки подушечек собачьей лапы как бы собраны в комок, и соломинка, положенная на след, будет одновременно касаться или пересекать отпечатки всех четырех пальцев (рис. 63). Следы передних лап волка крупнее и четче, чем задних. Когда волк передвигается шагом, и особенно рысью, отпечатки его лап располагаются почти по одной прямой линии. Чем быстрее движется волк, тем прямее линия его следов.

Рис. 63.

Кроме того, собаки при движении раскидывают лапы, поэтому след задней ноги у них не попадает в след передней. У волка обычно левая задняя нога, когда он идет шагом или трусцой, ступает в след правой передней.

След лисицы также можно принять за след некрупной собаки. И все же, если присмотреться, они различаются. У лисицы отпечатки более стройные, вытянутые, а пальцы меньше собраны в комок. Когти длиннее, тоньше и оставляют более четкие отпечатки, хорошо заметные на мягком грунте и влажном снегу. Лисица ставит все четыре лапы одну за другой, след ее вытянут в одну линию, словно вычерчен по линейке. Собака же идет как бы раскачиваясь, вразвалку, поэтому и отпечатки ее лап представляют ломаную линию.

И, наконец, чтобы не перепутать на глубоком снегу следы человека и медведя, необходимо знать, что человек ставит ноги пятками внутрь, носками наружу, а медведь — наоборот: пальцами внутрь, к средней линии следа. Именно поэтому его в народе и называют иногда косолапым. Кроме того, по медвежьему следу трудно идти, ступая точно в отпечатки лап, так как приходится сильно выворачивать ноги.

Хорошими проводниками к жилью могут быть пчелы. Они дальше чем на несколько километров от своих ульев не улетают и, набрав нектар, сразу возвращаются назад. За пчелами, перелетающими с цветка на цветок, можно не наблюдать. Их полет хаотичен и не имеет однозначно сориентированного направления. Смотреть надо на пчел, которые «загрузились под завязку» и взяли обратный курс на свой улей. Полет их становится более прямолинейным и сориентированным в каком-то одном направлении. Проследив несколько пчел (а лучше несколько десятков) и сняв азимут их полета, можно выйти к лесной пасеке.

Даже если пасека работает в «автоматическом» режиме, то есть без постоянного присмотра пчеловода, от нее будет уходить колея, по которой ульи доставили в лес и которая обязательно выведет к жилью. Если колея плохо выражена, лучше не рисковать и оставаться на месте, ожидая прибытия хозяина пасеки. Не бросит же он свое добро в лесу надолго! А питаться можно медом из ульев, отпугивая пчел дымокурными кострами и факелами.

Ну а если вдруг окажется, что пчелы, по следам которых вы шли, — не домашние, а дикие, лесные, то как минимум вы сможете разжиться медом. Что теже очень неплохо!

Особенности следопытства в тундре и лесотундре

В целом приемы следопытства в тундре и лесотундре ничем не отличаются от рекомендованных для других зон. Вот только в отличие от средней полосы или пустыни, в тундре летом для более тщательного изучения следов следует искать не увлажненные, а, наоборот, более сухие участки местности, желательно не покрытые мхом и лишайниками.

В тундре след нарт или взрыхленный копытами оленей снег может вывести к людям. Еще быстрее могут вывести к жилью характерные отпечатки гусениц снегоходов.

Особенности следопытства в прибрежной зоне морей

Лучше всего следы читаются на песчаных пляжах морских побережий. Благодаря тому, что морской песок состоит из гораздо более крупных песчинок, чем пустынный, и сильнее увлажнен, он в меньшей степени подвержен разрушению и влиянию ветра.

Особенно хорошо читаются отпечатки следов, оставленные вблизи кромки воды. Кстати, именно там, по кромке, обычно и предпочитают идти и ехать люди, так как мокрый песок более тверд и не проседает под ногой или колесами автотранспорта, как расположенный выше по берегу сухой. Там и надо в первую очередь разыскивать их следы. Правда, на некоторых побережьях могут встречаться более твердые, с обильными вкраплениями ракушечника сорта песка, в котором след вдавливается плохо.

Галечные и каменистые пляжи практически не сохраняют следов. На них следы людей, и в особенности автотранспорта, следует искать в проходах между грядами камней, имеющих песчаное или грунтовое покрытие.

«Возраст» найденных следов можно определить с помощью уже описанных приемов. Кроме них, можно использовать еще один — чисто морской. Для всех морских или океанских побережий характерны случающиеся два раза в сутки приливы и отливы. Они бывают от очень значительных, с падением уровня воды на десять и более метров, до карликовых, не превышающих нескольких десятков сантиметров. Во время плаваний по Белому и Баренцеву морям на копии древненовгородской парусной лодки сойме нам не раз пришлось «обсушиваться», наблюдая, как море, по которому мы только что плыли, вдруг ушло из-под киля на несколько сотен метров! Вот этими приливно-отливными часами и может воспользоваться человек, пытающийся ответить на вопрос: как давно были оставлены на песке следы? Максимум — 12 часов назад! До того здесь никто не мог передвигаться пешком, потому что здесь плескалась вода. Более точно время можно установить, замерив скорость прибытия воды, расстояние, разделяющее минимальную и максимальную линии уровня моря, и прикинув, когда именно осушилось дно в том месте, где был обнаружен след.

И уж коли разговор зашел о море, смею заверить, что навыки следопытства могут пригодиться дотерпевшим даже вдали от берега! Известная пословица утверждает, что вилами по воде писать нельзя. В том смысле, что на ней следов все равно не останется. Так вот, это неправда! Следы на воде остаются. И очень заметные.

В том месте, где судно взбаламутило своими винтами поверхность моря, в течение нескольких часов, а после больших судов — в течение нескольких десятков часов (!) хорошо различимы полосы пены, разделенные участками чистой воды. Словно море разлиновали, как школьную тетрадь. По направлению этих полос можно судить о курсе судна. А по количеству полос и их ширине можно даже попытаться вычислить его размеры. С течением времени эти пенные полосы расходятся в стороны и размываются. По тому, насколько сильно расплылся контур полос и как далеко они разъехались друг от друга, можно судить о том, как давно прошло здесь судно. Вот тебе и вилы...

В заключение этой главы хочу заметить, что ее основная задача состоит не столько в том, чтобы описать конкретные приемы расшифровки следов, сколько в том, чтобы показать общую схему рассуждений, так сказать, логику следопытства. Остальное потерпевшие смогут наработать сами.

Рис. 64.

Поиск людей. Основы следопытства (рис. 64): НАДО:

· Вернуться к месту потери следа (1).

· Начертить план-схему местности (2). Избирать для движения линейные ориентиры (3).

· Двигаться вниз по течению рек (4).

· Осматривать окружающую местность (5).

· Замечать охотничьи и туристские туры и другие метки (6).

· Проводить поиск с помощью наблюдения (7).

· Проводить поиск с помощью прослушивания (8).

· Метить маршрут своего движения (9).

· На видных местах оставлять сигнальные туры (10).

· Учитывать, что стволы по лесным дорогам возят комлем вперед, то есть к населенному пункту (11).

· Учитывать, что дороги сходятся в направлении к населенному пункту (12).

· Расшифровывать встретившиеся следы (13).

· Особенно тщательно осматривать отпечатки лыжных палок (14).

· Изучать тропы и лыжни с целью установления движения пешеходов и времени их прохождения (15).

· Отличать следы домашних животных, ведущие к людям, от следов лесных зверей (16).

· Определять с помощью приемника направление на передающую станцию по его наихудшему звучанию (17).

· Устанавливать свое местоположение с помощью схождения азимутов передающих станций (18).